Всё началось в мае 2014 года. Мы планировали поход по Саянам, но не хватало ребят, а в тайгу хотели многие. Посмотрев состав группы, я предложил: «А не сделать ли нам поход 2 категории сложности, ведь по опыту участников мы проходим по Правилам?» И вот в заявке стало 12 человек и маршрут в 160 км. по хребту Малый Хинган в ЕАО, утвержденные МКК Хабаровского края:

Сазонов Андрей Викторович,

Кирдун Алексей Олегович,

Целковик Владимир Юрьевич,

Зюканова Марина Леонидовна,

Гребенщикова Наталья,

Шароглазова Анастасия,

Царев Александр,

Царева Августина,

Рычкова Юлия,

Наумова Инна,

Шайтер Никита,

Брылев Данил 

Заявленный маршрут: пос. Хинганск – хр. Мал. Хинган – р. Широкий – хребет – в. 931 м. - р. Карадуб – р. Кульдур - пос Кульдур – сейсмостанция (пос. Солнечный) - перевал на р. Мал. Каменушка – верх. Р. Мал. Каменушка – хр. Мал. Хинган - восх. на г. Сахарная Голова (1148 м.) - р. Яурин – в 986 м. - ст. Таланджа. Всего  156 км.,  11 дней, 1 дневка.

 

18.07. Подготовка снаряжения сделана, продукты закуплены, причем Вова (завхоз) был очень недоволен моей самостоятельностью, когда мы без него закупили продукты, причем меньше, чем хотелось ему, и долго об этом вспоминал, закуплены Лешей по Интернету билеты, ничего не забыто (пока, что забыли, вскроется позже) – в общем, мы могли спокойно выехать.

На вокзале, когда все собрались и Вова начал зачитывать обязанности, Инна спросила: «А я кто?» Пришлось долго ей рассказывать, что она – Инна Наумова, 13 лет, ученица 6-го лицея г. Благовещенска, идет в поход на 14 дней… Лето оказалось сложным. Конечно, на вокзале снова увиделись со всеми родителями, что обычно редкость при проведении туристских вечеров в школе, поговорили со всеми. Дети, не зная, что им грозит, тоже были довольны. И мы уехали в Облучье.

19.07. Поезд неудобный, приходит в Облучье в 4.00 ночи. По плану, нам надо было подождать 3 часа и в 6.50 выехать на рейсовом автобусе в Хинганск. Подождали до 8.00 – автобуса нет. По словам местных жителей, то автобус был в 6.30, то будет в 8.30 – в общем, неизвестно даже, будет ли он. Выходим на автобусную остановку напротив вокзала, снова ждем, причем часть детей лежа – сон клонит. Еще через час решаем перекусить, едим, запиваем водой. Автобуса нет. Здесь еще один местный рыбак, тоже ждавший этого автобуса, говорит, что он может уходить от центра города. Леша и Вова идут в центр, говорят, что автобусов никаких нет, но есть объявление: везу в Биробиджан и др. Звонят, и водитель говорит, что через 20 минут подъедет и отвезет в Хинганск, а рейсовых автобусов больше нет, отменили.

Действительно, через полчаса подходит микроавтобус, мы загружаемся и едем в Хинганск – начальную точку маршрута, заботливо записав номер водителя на будущее.

В 10.40 наконец-то выходим на маршрут. Погода непонятная: жарко, влажно, по небу несутся облака – ожидаем дождь. В лес идет дорога, через 100 метров начинается огромная лужа. Отпадает вопрос, в чем идти – кроссовках или сапогах. Юля, как обычно, начинает мерять глубину лужи, но ум побеждает привычку и она проходит лужу по краю. Таких луж на дороге было множество. Пройдя 55 минут, решаем пообедать. Делаем костер, варим лапшу с тушенкой, едим. Через 2 часа выходим, и этот момент начинается дождь, достаточно мокрый. Остановка, все одевают накидки или раскрывают зонты – наше ноу-хау для дождя на дороге. Леша с Вовой одевают огромные полиэтиленовые мешки с прорезью для лица. Вид, как у больших средств защиты. Но от дождя защищают хорошо.

Следующие два часа идем по дороге через хребет Малый Хинган. На перевале делаем фотографию, затем спускаемся в долину ручья Большой. Здесь идет новая лесовозная дорога в Облучье через другой перевал, и часть пути нам надо пройти по ней (выход в 16.05).

Как только ребята выходят на эту дорогу, сразу же переобуваются в кроссовки – говорят, так идти легче. По моему, идти-то легче, но и легче набить ноги. У Юли так и получилось – её водянки начались где-здесь.

Идти тяжело, Юля и Настя сильно отстают, да и другие тоже идут медленно – сказывается бессонная ночь и ранний подъем, поэтому решаем делать ночлег. Доходим до запланированного места на слиянии речек на карте, на местности это большая площадка рядом с дорогой, по которой все время ездят лесовозы в обе стороны. Здесь останавливаемся (17.00) и ночуем.

Место, конечно, не очень – камни, а рядом крутой склон и густой лес. Решаю ставить палатку на камнях, хорошо, что мелких. Наташа и Юля в панике: «Как на камнях?! Будет твердо спать!» Но рядом куча щепы, и есть лапник. Девочки уходят за лапником, вторая палатка тоже решает поставить свою на камнях, а Леша и Вова ставят палатку чуть дальше по лесной дороге, на мягком болоте. Через некоторое время Наташа и Юля приносят лапник, как всегда, много. Наташа начала носить щепу, и через некоторое время ставим палатку на мягкое сухое место. Вторая палатка поленилась набрать много лапника – под их палаткой лежало скромно 3-4 веточки, что было смешно.

Вечером (около 20.00) поужинали молочной кашей, приготовленной Лешей и Мариной, затем побежали мыться в ручей. Вода была холоднющая, ноги сводило через 10 секунд, но помылись все и всё, что хотели, т.е. всё. И часов в 9 вечера легли спать – отсыпаться после бессонной ночи.

20.07. Ночью дважды прошел сильный дождь, по тенту грохотало очень сильно. Встали в 8.00, стоит сплошной туман, видимость метров 150 на дороге. Лесовозы ходят также, т.е. часто. Пока собирались, ели, подъехал джип с зам. начальника лесоразработчиков. Поговорили, он сказал, что от перевала идет дорога по всему водоразделу. Обрадованные, выходим (10.45) на дорогу и идем на перевал. Идти тяжело, крутой подъем, сильный туман. Через 35 минут дошли до деревянной вышки, обозначающей перевал. Налево, действительно, идет дорога, сильно заросшая травой. Выходим в 11.35 на неё, а, чтобы не мокнуть, Никита и Данил ставят впереди раскрытые зонтики – идти сухо. Так и шли. После подъема на очередную гору дорогу потеряли – вот она была, и сразу её нет. Вокруг ничего не видно, туман и ветер, сыро. (12.20, выход в 12.35)

Еще через переход (45 минут) начался сильный дождь, от него прячемся под тент, сидим. Решаем сразу и пообедать. Делаем костер, обед, параллельно сушимся. Пока ели, выглянуло солнце, стали видны окрестные горы. В 16.00 с обеда начали подъем на вершину. На вершине (через 20 мин.) пробуем сориентироваться, где мы. Видна впадина между нашей горой и следующей, но глубокая. Вроде-бы идти туда, спускаться не хочется, а надо. На разведку потратили 20 мин., затем начали спуск, ребята идут медленно, устали. Через 40 минут вышли в лес, место ровное – перевал, отдохнули и пошли наверх, на нашу следующую гору. Воды с собой нет – вся ушла на обед. Надеемся найти на горе. Поднимались тяжело, весь лес в завалах стволов и кустах шиповника и малины. Идущие впереди лакомились ягодами, а задние только слышали об этом. Два тяжелых перехода совсем выбили нас из сил. Когда вышли почти под вершину, решили остановиться на ночлег, поискать воду. Площадок ровных мало, кое-как нашли три среди кочек, начали ставить палатки, а Вова с Лешей пошли в лес искать воду, долго ходили, ничего нет. Ужинали печеньем по 3 шт. с паштетом и по 2 глотка воды, оставшейся с обеда. Вова всех успокаивал: «Ночью будет дождь, нальет». Нам оставалось только верить и тоже ждать дождя. Привязали один котел на наш тент, а два на тент кухонный и легли спать. Не прошло и двух часов, как стало греметь, сверкать и полил дождь. Данил проверил котел у нашей палатки – он был полный. Я попросил Данила набрать две бутылки воды, он набрал, и мы в палатке хоть напились, а одну он взял с собой. После этого под сильный дождь и ветер мы уснули.

21.07. Подъем, как обычно, в 8.00. За стенками палаток сильный ветер и туман, снова ничего не видно, но жарко и душно. Никита был дежурным, вышел первый из палатки и этим нарушил хрупкое равновесие в почве под нашей палаткой. Я вышел сразу после него, собрав спальник, а вот дальше наша палатка стала быстро наполняться водой. Через 10 минут я зашел в палатку, там уже хлюпало – воды было около 10 см. Девочки стали мокнуть и очень быстро собрались и выскочили из палатки, а сама палатка намокла вся. Дежурные развели костер, все полезли к огню сохнуть и сушить вещи. В палатке Леши намокла только часть вещей – его набор носков и у костра появилась новогодняя елка с украшениями из 8-ми пар носков.

Зато теперь воды для еды было много – мы легко набрали три котла и сварили еду, чай и просто горячей воды для мытья посуды. Я говорю, что надо было просить небо дать нам воды, но не в таком количестве. Набрав воду в бутылки, выходим на вершину с целью пройти дальше по хребту. Везде туман, видимость метров 100, в лесу темно, куда идти, не видно. Компас, конечно, показывает север, но очень легко потерять ориентировку и промахнуться, и в хорошую погоду это тяжело, а уж в туман и подавно. К тому же начался сильный дождь. Пришлось мне решиться на выход вниз, на приток реки Олоно, чтобы не блудить по невидимым хребтам и не уйти вправо, к Кимкану – оттуда возвращаться на маршрут будет тяжелее и дольше. Поэтому поворачиваем на северо-запад и начинаем спуск в ущелье. Сначала шли по не очень крутому склону, затем спуск стал гораздо круче, до 50-600, мы часто съезжали вниз по траве. И все это время шел сильный дождь. Никакие накидки не помогали – вокруг мокрые кусты, деревья, с каждой ветки на тебя выливается полведра воды, которая затем стекает в сапоги и хлюпает там. Шли мы вниз около 2-х переходов, вышли в долину ручья и шли по ней до небольшой полянки с сухостойными елками и ручьём до момента, когда сверху пошел уже совсем сильный ливень. Тут мы не выдержали, достали тенты, навесили их и спрятались от ливня. Натаскали дров, сделали костер, и, как обычно, обед. Сидели около часа, как стало появляться солнце, дождь закончился. Мы хорошо поели, частично просохли и уже бодрее пошли по тайге вниз по ручью. На карте в этом месте нарисована дорога, но мы её не увидели. У меня стало закрадываться сомнение, а в той ли мы речке, но, пока не выйдем к Олоно, не узнаем. А пока сомнение росло. На пути попадались густые заросли жимолости. Среди идущих первыми Данила, Никиты и меня разыгралось соперничество – увидев куст с ягодами, я подхожу к нему, а тут два проглота подбегают и объедают куст со скоростью мясорубки. Даже мне оставалось мало. Что оставалось идущим сзади, даже не знаю, но думаю, что только ветки, хотя иногда слышалось чавкание. Кое-где кустов с ягодой было много, и проглоты рассеивались, давая идущим сзади съесть несколько ягод. Так и шли – с остановками на ягоды. Часа через полтора вышли на поляну багульника болотного, запах ударил в носы, по мозгам. Саша Царев сказал, что скоро потеряет сознание, но шел нормально, пока не вышли из этих зарослей. А тут еще снова потемнело, полил ливень, но короткий, мы только одели накидки. Когда ливень закончился, мы пошли по кустам и через 200 метров попадаем на новую дорогу, идущую вправо в никуда – в неизвестность. Влево тоже неизвестно, куда она приведет, но влево дорога идет вниз. Идем влево, проходим метров 500 и попадаем на дорогу вдоль реки Олоно – сомнений у нас нет. Мы рады, проходим уже по этой дороге метров 300, переходим маленькую в обычную погоду, а сейчас почти на пределе наших сапог речку и метрах в 100 от неё ищем рядом с дорогой место для лагеря. Собственно, вся тайга рядом с дорогой являлась местом для наших стоянок. Отличие только в одном – есть кочки или нет. В этом месте кочки были небольшие, и мы поставили палатки в надежде хорошего сна.

Вечер снова был долгий – Марина напала на голубику, Юля сушила носки – положила у костра и ушла. Носки быстро свернулись (поплавились). Остальные готовили ужин, стирали, мылись, сушили спальники и вещи почти до темноты (а это 23.00). Затем тихо легли и быстро уснули.

22.07. Ночь прошла нормально, если не считать, что когда рядом со мной спал Никита, мне всю ночь доставались пинки, удары в спину,  давление по всей моей поверхности и другие прелести сна с Никитой. Так было постоянно в течение первых трех ночей. Сегодня я возмутился и сказал, что Никиту надо положить с другой стороны палатки – тогда там рядом будет или Наташа, или Юля – пусть часть пинков достанется им. А мне хватит.

Дождя нет, но на траве сильная роса, а солнца пока нет. Сушимся у костра, причем Юля одела свои подгоревшие носки. Едим и выходим на дорогу с целью выйти сегодня к Кульдуру – восстановить график движения. Дорога хорошая, идем легко, быстро – до первой речки. Тут сразу тормоз – вода заливается в сапоги. Кому это не нравится, пытаются искать обход справа или слева от дороги, по кустам. Иногда это получалось удачно, а чаще после каждой такой речки садились, выливали воду из сапог и выжимали носки. Воды было очень много. Где-то в середине дня дорога ушла вправо, влево еле заметная тропа, которую очень хорошо находил Леша и через пару переходов мы снова выходим на дорогу, обходящую эту падь далеко поверху. Обед делаем после особо большой переправы, где все набрали воды в сапоги. После выжимания носков у Юли торчат голые пальцы и пятки. Наверное, она хотела проблем с ногами. Обедаем и снова двигаемся по дороге. Скоро эта дорога превратилась в реку. Конечно, по воде идти легко, но приходится идти медленно, так как набегает волна и заливается в сапоги. А рядом с дорогой кусты и лес, где тоже идем медленно.

На одной из переправ Инна сделала шаг меньше, чем надо было, и провалилась в реку, намокла только её передняя часть. На другом привале Инна пожаловалась на боль в ногах – натерла сапогами икры, очень сильно. Пришлось сделать ей повязки с синтомициновой мазью на обе ноги, но идти было все равно больно, пока она не сообразила подвернуть голенища сапог. Но мокнуть-то нельзя, чтобы не прерывать лечение и с этого момента Инну на переправах приходилось Саше или Леше переносить на плечах, иногда с опасностью падения обоих в реку. А реки становились все глубже. Уже все девочки были с мокрыми сапогами, а Никита и Данил подходя к речке, сразу шли, не разбирая дороги, часто при глубине выше колен. И гордились этим. Мне показалось, что они стремились влезть в речки как можно глубже. А остальные пытались пройти по меньшей глубине, хотя не всегда удавалось – вода заливалась в сапоги и ребята постоянно принимали позу голова вниз, нога наверх, вода выливалась из сапога прямо в штаны.

Чуть дальше по дороге пройти было нельзя – глубина воды на дороге стала больше, чем ноги. Пришлось обходить по склону, мху и тайге с завалами, что тоже путь не ускоряло. Шли так метров 800, затем снова вышли на дорогу, которая начинала поворачивать влево, к сопкам. Еще через метров 300 дорога повернула в большую падь, в конце которой поднималась сопка, а по пади шла вода. Мы прошли 4 речки – по дороге метров по 100, а глубина все время увеличивалась от верхнего края сапог до пояса у девочек, у нас было чуть меньше. А девочкам было уже все равно: с криком «А-А-а-а, холодная…» они бросались в воду и шли к противоположному берегу. Инна шла сзади, переправляться не торопилась, ждала, когда её перенесут. Это её и спасло, но частично – она переправилась всего-то через 2 речки, но свои повязки намочила. А я стоял перед четвертой речкой и думал, что делать. Было видно, что впереди река Олоно и нам там не пройти. Пока я думал, девочки переплыли и эту реку. «Какое же у них будет разочарование, когда они узнают, что нам надо идти назад»- подумал я. К моему удивлению, они обрадовались и с удовольствием снова попрыгали в реку по пояс. Я начал выходить из этой пади по дороге, думая, где же был отворот направо, вдоль сопок (я его не видел)? И уже перед самыми сопками увидел заросшую дорогу, уходящую влево, вдоль сопок. Её по нашему пути было не видно, повернули назад – видно. Решаю ночевать на развилке дорог – вода недалеко, место сухое и знаем, куда идти.

Вечером Юля, Саша, Инна, Настя, Августина сели «поговорить», т.е. посплетничать, сидели до начала двенадцатого, затем после настойчивых напоминаний все-же пошли спать, а Юля и Саша сидели до двух часов ночи. О чем они разговаривали, не знаю, но то, что они мешали всем спать – это точно. К сожалению, до них это не дошло. А ночью в лесу тоже красиво – полный мрак, и в темноте светился ствол дерева, к которому была привязана  наша палатка.

23.07. Поднялись как обычно – дежурные в 6.40, остальные с 7.30 до 8.00. Место ночлега оказалось хорошим – везде была роса, а нашем месте её не было. Быстро поели, собрались и в 10.00 вышли. Юля знала, что ей я недоволен, поэтому пошла вперед и гнала так, что я сзади вымок, пока их догнал. Но уже через 40 минут мы были на железной дороге в 200 метрах от моста через реку Олоно. До Кульдура оставалось 7 км.

Шли мы их довольно долго – то частично по шпалам, то по дороге, идущей рядом. Та Юля, которая бежала первый переход, теперь шла еле-еле, постоянно отставая, чем сильно замедляла темп группы. На вопрос, что с ней, она отвечала – мозоли, причем назвала точное число – 21. Это дали ей собственные носки – т.е. то, что от них осталось. Пришлось большую часть мозолей заклеить, но темп Юли не увеличился. К часу дня мы вышли к вокзалу Кульдура. Я решил здесь пообедать, чтобы все дела в поселке решать на сытый желудок, поесть в поселке негде. Поэтому мы развалились на ярком солнце около вокзала, отдыхали, мылись пере входом в поселок, одевали выходные футболки и штаны, попутно пообедали. И вошли в поселок.

Прошли магазин, где Никита, Данил и Юля хотели купить себе носки. Не получилось, нет размена. Пошли в другой – там Данил купил, а остальные сказали, что не надо уже. Добрались до магазина «Вечный зов», где по предварительной заявке нам были приготовлены продукты на следующую часть пути.

Когда я увидел количество продуктов, мне стало нехорошо – 6 больших коробок, вес около 70 кг. Умом-то я понимал, что на следующие 8 дней продуктов надо много, я сам их заказывал, но вид внушал уважение – нести много. Конечно, ребята накупили воды, шоколада, несколько сувениров и мы стали загружать продукты в рюкзаки. Они сильно потяжелели, даже нам, привычным к весу, показалось, что очень тяжелые. Но нести надо, поэтому медленно двинулись к бассейну санатория «Кульдур», который находился рядом, за дорогой. Бассейн под открытым небом, на воздухе нам кажется, что немного прохладно, у меня ребята спрашивают: «Как вода, холодная?» «Не знаю, но должна быть теплая» - отвечаю. Заплатили по 75 рублей за полчаса купания, быстро разделись и попрыгали в воду. Вода теплая, в отдельных местах горячая. Резвились мы в воде долго, значительно дольше, чем 30 минут, разогнали по углам всех отдыхающих, на свою беду тоже пришедших в это время в бассейн, ныряли, прыгали, брызгались. Все это снимала на фотоаппарат камеру Юля, Наташа и Инна сначала скромно сидели на скамейке, затем Инну взяли и намочили прямо на берегу, сильно обрызгав на краю бассейна. Но, похоже, Инна сама очень хотела этого.

После купания медленно пошли по Кульдуру к горячему источнику. Еще когда мы купались, погода начала портиться, предвещая вечером дождь. А мы хотели зайти в кафе и отметить день рождения Никиты и потом поставить лагерь. Решили сделать проще – поставить лагерь, а китайские блюда заказать в кафе на вынос. Так и сделали.

Лагерь установили почти на дороге напротив старого 1-го корпуса санатория Кульдур, который, говорят, сгорел за неделю до нашего прихода. Жаль, красивый был корпус. А мы сидели недалеко от горячего источника, ребята пошли туда греть ноги, стирать и мыться. Леша собрал душ, туда наливали горячей воды и вешали в кустах за источником. Первой долго мылась Марина, затем пошла Юля и скоро из кустов послышались крики о помощи. Данил побежал к Юле – оказалось, что душ упал с ветки, на которой висел и лопнул, обдав Юлю горячей водой. Юля, конечно, не пострадала, но теперь мыться пришлось из котлов.

В это же время Вова сидел у палаток и разбирался с продуктами. Что-то долго вычисляя, он перекладывал банки и пачки с одного места на другое, а потом звал Наташу, и она относила какие-то наборы по разным местам площадки. Часам к 9 эта работа закончилась, а тут еще принесли 15 порций китайских блюд. Мы накрыли стол на поляне перед палатками, затем еще долго звали тех, кто сидел у источника и, наконец, стали есть. Вкусная китайская еда быстро исчезала из емкостей, затем разлили чай, порезали торт и тут начался дождь, сначала небольшой, затем сильнее. Где-то далеко загремело.

Еще до ужина Леша звонил домой, долго разговаривал и, наконец, сказал, что ему срочно надо ехать домой. Нам оставалось только договориться о такси на станцию и проводить Лешу, сдав ему огромное количество лишних вещей. Дождь усилился, и мы не очень весело легли спать под шум дождя.

24.07. Дождь шел всю ночь, утром, когда поднялись дежурные, еще капало, но чуть меньше. Завтрак делали долго – не горели сырые дрова, пока не накидали в костер много сырых, но хвойных. Кое-как, нехотя, выходим в 9.40. Рюкзаки тяжелые, гораздо тяжелее, чем мы привыкли. А путь предстоит тяжелый – через перевал на р. Малая Каменушка. У магазина напротив санатория «Санус» останавливаемся, чтобы попробовать купить новые сапоги Насте – у неё чуть выше каблука образовалась дырка около 2-х см. длиной. Сапог в магазине нет. Идем дальше, переходим через железную дорогу и идем еще в один магазин – сапог нет и в нем. Посочувствовав Насте, уходим из поселка по дороге на сейсмостанцию. До неё 12 км.

Несмотря на тяжелые рюкзаки, идем достаточно бодро (сказывается привычка, полученная в первые 6 дней пути). Отстает только Юля и Настя – о чем-то говорят, и их скорость снижается с ростом продолжительности разговора. Делаем привал у начала Каменного ключа – широкой пади в 1,5 км. Сейчас почти вся она представляет речку различной глубины. Преодолеваем падь относительно быстро, завершающую часть бредем по колено в воде метров 200, но дальше уже суше. Посидев после речек, слив воду из сапог и выжав носки, начинаем подъем к сейсмостанции, все вверх и вверх. Вообще идти не очень тяжело, как казалось. На просеке под ЛЭП (5 км. до сейсмостанции) решаем пообедать. В этот момент выглянуло солнце, стало теплее и веселее. Проснулись насекомые, хотя и немного, одного шмеля я заметил на своем рюкзаке. Чуть позже, доставая продукты, этот шмель очень больно цапнул меня за палец – ненадолго отключилась вся кисть. Но пообедать это не помешало. После обеда пошли веселее, через 40 минут пришли на сейсмостанцию, поговорили с наблюдателем и его сыном и пошли на перевал. Я предполагал подъем минут на 40, но наша группа справилась быстрее, за 25. Затем переход по хребту минут40 и начинается спуск вниз, к реке Малая Каменушка. Когда спустились вниз, стали искать места для ночлега, но мне хотелось выйти на М. Каменушку, да и очень хороших мест мы не увидели. Внезапно дорога выводит нас на дорогу, идущую по Малой Каменушке (по виду и направлению она отличается), проходим еще минут 20, доходим до ручья и ночуем в густом ельнике на мягком ковре из мха. Это было уже в 20.00. Сильно долго в этот вечер не сидели, после ужина мыться и спать.

25.07. Дежурных, как обычно, будил я после срабатывания будильника в 6.40. Снова туман, сырость в палатках и мокрые тенты. Пытаемся их сушить, но солнца нет. Собирались быстро, укладывая в рюкзаки влажные и мокрые вещи, результате мы вышли в 9.20. Я вышел чуть раньше, прошел по дороге метров 200 вперед поснимать группу, подождал. Вокруг было тихо. Когда я крикнул, пытаясь узнать, где ребята, внизу, у реки, что-то громко затрещало и послышались тяжелые шаги по лесу. Я думаю, что слышал медведя, который ходил у реки. Рассказал ребятам, чтобы не отставали. Некоторое время шли вместе, затем Юля с Настей снова начали разговоры, соответственно, шли медленнее. Кое-где на пути девочки пытались идти быстрее, пели бодрые песни, но в общем, шли как обычно, около 2,5 км. в час. Два  перехода по 50 минут проходят незаметно, только заметна слабость и замедление движений – почему-то сегодня особенно сильно. На втором привале на большой старой вырубке стояли 30 минут – вытаскали 3-х клещей, укус у Августины, причем давний (не на этом переходе) и осматривали остальных. Через 35 мин. развилка – одна дорога идет направо вниз, вторая влево, наверх. Вова пошел налево, я направо, на разведку. Я помню, что где-то в этом месте мы ночевали зимой, очень похоже. Разведка показала, что это то место, налево нам идти пока не надо, этот путь ведет к станции Перевальной, километров 30. Нам идти вправо, сначала вниз, а затем снова подъем на хребет. Проходим ручей, отходим 20 метров на старую вырубку и решаем обедать. Здесь снова сталкиваемся с клещами. Осматриваемся – они есть почти у всех, но больше всего у Насти, Августины, Инны – наверное, они вкуснее. Ребята после двух таких переходов становятся более внимательными, но все равно мне приходится на привалах постоянно напоминать об осмотре, причем полном – и себя, и одежды. Пока варился обед, я просушил все, что у меня было сырое, даже палатку и тент. Ребята тоже сушились, но многим просто лень доставать что-то из рюкзака – ведь его надо потом собирать. Солнце палит сильно, все расслабились на ковриках, валяются кто в тени, кто на солнце. Я дежурю, бегаю от костра к дровам и обратно, все это в густой высокой траве. Наконец, суп сварен, чай готов. Августина разливает. Дальше минут 10 тишина, все жуют, нет неправильно, едят, жевать в этом супе нечего. Чуть позже очередные возмущения Вовы по поводу пряников, обращаясь ко всем, но чаще к Данилу, Никите и Саше: «Ну кто так носит, самих бы в этот рюкзак» - в пакете из где-то 24 пряников остаются целыми 10-11, остальную мелкую крошку Наташа убирает к себе – на торт.

После еды, сухие и отдохнувшие, выходим. Ноги идти не хотят, приходится их переставлять с трудом, причем заметно, что такое творится со всеми, но через полчаса входим в ритм, все ближе подходя к хребту Малый Хинган. Проходим слияние речек, затем чуть вверх по дороге, залитой водой, затем вверх еже без воды. Тут я вспомнил такой же вид дороги, когда ходил здесь в 2002 году, остановил ребят и пошел на разведку. Я испугался, что мы пропустили поворот дороги. Стояли 30 мин., и, пока я бегал, ребята баловались , даже успели поругаться. Идем по этой же дороге дальше, через час выходим к броду через ручей и началу подъема на хребет. Теперь это хорошо видно. Запасаемся водой, причем Саша и Никита очень не хотят нести её и всячески увиливают от набора воды, Причем разговор такой: «Я себе набрал, мне хватит». Пришлось мне заставить их набрать большие бутылки. Подъем был долгий, затем часть пути ровная, затем снова подъем, который занял всего 45 минут. Мы находились на хребте Малый Хинган как раз на границе ЕАО и Хабаровского края. Дорога начинает небольшой спуск и через 20 минут мы выходим на поворот дороги влево, вниз, на север. В этом месте раньше начинался путь по хребту на Сахарную Голову по очень старой дороге, зараставшей елками. Сейчас мы видели сплошную стену из елок высотой 7-10 метров, растущих на 7-15 см. друг от друга. Это и была наша дорога. Я раздумывал, что делать. Вечер, воды нет, сил дойти сегодня до подножия Сахарной головы мало (а вода была там) и небольшое отставание от графика на сутки. А впереди еще неизвестность при переправе через Яурин – Большой и Малый. Т.Е. мы можем зайти на Сахарную голову и не успеть вернуться в срок на станцию Таланджа, в случае обхода рек Яурин. К тому же погода была туманной, при таких условиях в этой горы ничего не увидишь. Поэтому я решаю не идти на вершину, а спускаться ниже, искать воду и выходить по нашему маршруту на Таланджу, имея запас времени для обхода в случае невозможности переправы. И мы начали спуск по старой дороге вниз, на север, к рекам Яурин. Минут через 15 большая красивая поляна, заросшая небольшими елочками, а дорога поворачивает направо, туда, откуда мы пришли. У меня есть сомнения, но идем по дороге направо. (Скорее всего, на другом конце поляны тоже была дорога вниз, но куда она могла привести, я не знал. Скорее всего, никуда, так как позже, когда мы уже шли на Яурин, слева никаких подобных дорог не подходило. Т.е. мы пошли правильно.) Через полчаса резкий поворот дороги налево, там ручей, а вправо (на юг) идет более заросшая дорога. Время – 19.20, пора останавливаться, что мы и сделали. Снова палатки устанавливаем на дороге, снова Наташа и Юля идут за лапником, я за дровами, а Вова с Мариной дежурят у костра. Затем я с Наташей ставлю палатку на хорошем слое лапника, а второй палатке лень набрать лапник и Августина и Настя ставят палатку на мелкий мох и камешки. Наверное, не совсем лень, просто некогда, так как палатку ставят девочки, а Саша, Данил и Никита просто или лежат, или развлекаются, но участия в установке не принимают, чему Августина и Настя обижаются, но безрезультатно. Палатка сухая, спальники тоже, может, выспимся в сухости.

До этой ночевки мы не сильно применяли наши бомбочки от медведей – по одной на ночлег, но сейчас Вова решил шикануть – и в тайге трижды прогремели взрывы петард, и долгое эхо звучало среди гор, отгоняя собравших медведей от наших палаток. Медведей, правда, мы не видели.

26.07. Будильник прозвучал, как обычно, но я дал возможность дежурным поспать еще час, поэтому встали поздно, долго готовили еду, сушили палатки и тенты после обильной росы. Долго пришлось чинить сапог Насти, сделав из проволоки ей копыто в виде сетки на пятку, закрывая дырищу уже в 12 см. длиной. Вышли лишь в 11.20 и сразу переправа через ручей. Обошли по краю, но Настя все равно воду набирала. Дальше дорога нормальная, сухая, но это недолго, через 50 минут обширное болото, по нему приходится идти метров 100. Затем опять дорога, через 20 мин. – болото. И так еще раз, затем два крутых спуска и внезапно выходим к реке Малый Яурин. Мост разрушен, но много бревен краем упираются в наш берег и можно пройти по ним без особого труда, что мы и сделали. На другом берегу останавливаемся, наконец-то Вова разматывает свою удочку и уходит вдоль реки. Остальные осматриваются от клещей – на каждом из нас от1 до 3 штук.

Вова долго не рыбачил – рыбы не было, и мы скоро уходим по хорошей дороге ко второму мосту через Яурин. До него по карте 4 км. и мы мечтаем выйти до обеда к мосту. Если мы как-то перейдем на другой берег, то поход мы сделаем по плану, если не сможем, то придется возвращаться и обходить реку по горам, а это долго. С такими мыслями я шел к мосту. Так прошел час, на вопросы детей «А где же мост?» я говорил, что уже рядом, а мы все шли… Наконец, откровенно задолбались идти по дороге, сделали привал и снова сняли с одежды по 3-5 клещей.

Через 20 минут вышли, по рельефу и другим признакам видно, что мост должен быть уже скоро. Но, как обычно, он появился внезапно – какой-то мост через небольшой поток, и большая река, петляющая по лесу. Подойдя к берегу, мы увидели неглубокий участок, который можно пройти в сапогах, затем островок и от него связки стволов лиственницы, доходящие до другого берега – пройти можно и даже легко. Что мы и сделали, трудностей не возникло. Это было очень хорошо – теперь можно было не волноваться за окончание похода, дорога открыта и у нас появляются еще два дня запаса, можно не торопиться и спокойно здесь заночевать, а завтра пройти 6 км. и снова остановиться и сделать баню, так как в этом месте дров не было.

На другой берег первыми перешли Наташа, Никита, Данил. Надо было обедать, а ребята нашли на дороге распиленные стволы, сели на них и сидят, работать не хотят – а надо таскать дрова для костра, варить еду. Пришлось немного погонять ребят, но все равно расслабились – обед был только в 18.00.

После еды – стирка вещей, мытье, правда, в реке, в холодной воде, подготовка к установке палаток. Вова снова пошел на рыбалку, долго ходил и вернулся ни с чем. Я ходил, смотрел, куда можно бы поставить палатки, но, кроме дороги, мест не было. Ребята отдыхали – стирали и сушили вещи, плескались в реке, обливались водой, тоже из реки, а она была довольно холодной. Но мы уже к этому привыкли. Мы еще только думали поставить палатки, как внезапно на нашем берегу появились два джипа. Они остановились, спросили, кто мы и как тут оказались. Немного поговорили, они ехали на охоту в район Малого Яурина, а на дороге сидели мы. Подвинули мы свои вещи, джипы подъехали к реке и нырнули в воду. Первый проехал нормально, второго понесло, но он выехал и исчез в кустах. Я спросил, когда они поедут обратно, и получил ответ, что завтра. Тогда мы спокойно можем поставить здесь палатки, но, на всякий случай, мы перегородили дорогу бревном и стволами деревьев.

Вечером уже традиционно продолжалась игра в мафию, разговоры, затем уже в темноте начались какие-то игры и борьба Саши, Данила и Никиты но дороге, а там пеньки лежали и река рядом. Пришлось прикрикнуть и отправить их спать – опасно бегать ночью по лесу, не дай бог какая-либо травма – и все, сидеть нам в этом месте долго, до ближайшего жилья километров 60 и их еще надо пройти.

27.07. Дежурных я поднял как обычно, в 6.40,а всех в 7.50., хотя  далеко идти не планировалось – только до места бани. Стоит плотный туман, сыро. Сделали еду, поели и начали сборы. Мокреца много, пришлось немного намазаться отпугивающей мазью. Ребята собираются, Вова пошел на рыбалку, но на реке стоит плотный туман, а я хочу её сфотографировать. Около 9.40 мы с Вовой пошли на реку – туман стоял. Пришли в лагерь - мужики на джипах едут обратно, хорошо, что палатки собрали. В этот момент туман резко уходит, и мы с Вовой снова идем на реку, теперь виды стали гораздо лучше. Да и веселее стало – солнце, тепло, исчез мокрец.

Выходим в 10.00. Нам идти 4 км. Дорога идет по склонам сопок, изредка спускается в пади, где приходится проходить через воду. Большая часть ребят идет в кроссовках. Через 40 минут обходим все тех же мужиков на джипах – они рубят кусты вдоль дороги, чистят обочину. Мы тоже сели, посидели минут 15, осмотрелись, сняли пару клещей и двинулись дальше. Еще через полчаса развилка – одна дорога уходит влево, а основная – направо. Нам надо влево. Дорога начинает резко спускаться, и через 10 минут мы приходим на поляну, постепенно зарастающую. А когда-то здесь была большая база лесорубов, мост через Яурин. В лесу еще есть развалины землянок, укрытий для техники, площадок. А от моста остался небольшой кусочек, да и то без воды.

Начали искать место для бани – река мощная, есть островок за протокой, но, чтобы пройти через протоку, надо залить свои сапоги. Долго выбирали место, но затем решили все же на островке, легче таскать дрова, да и место просторнее. Данил, Саша, Никита стали строить каменку, а я с Наташей пошел за дровами для бани – их надо много, и толстых. Остальные девочки расслабились – легли на коврики и загорают под ярким солнцем – соскучились. Пришлось их поднять и заставить носить дрова: мы с Наташей пилили и вытаскивали стволы на дорогу, а остальные девочки таскали их к реке. Когда нам показалось, что хватит, начали такать стволы через протоку по колено в воде, в пляжных тапочках и пилить стволы на куски нужной длины уже на острове. Я укладывал дрова на кучу камней, которая будет каменкой. Все это происходило достаточно долго, но ребята сильно не торопились, при любой возможности падали на коврики спать. Когда дрова закончились, на камнях образовалась большая куча. Подпалив её, пошли готовить обед и готовиться к бане – доставать шампуни, мыло и т.д. Через 3 часа  я пошел посмотреть, как горит. Горело жарко, и я напарился, когда подкидывал упавшие дрова в костер. Подождали еще, затем связали 6 четырехметровых шестов для опоры тентов, взяли тенты и принесли к месту костра. Тут уже все дрова прогорели, мы зачистили место бани от углей, поставили шесты, накрыли их тентами – получился шатер из полиэтилена, а внутри куча раскаленных камней.

Первыми пошли я, Вова и Данил – я поливал камни, они шипели, а мы хлестали себя березовыми вениками. Было жарко, даже слишком, но это было хорошо. Попарившись, выскакивали из-под тентов и прыгали в реку. Затем снова лезли в шатер , мылись, парились – и снова в реку. После нас парились Саша с Никитой, а затем девочки. Первой вернулась Наташа – перепутала котелки о плеснула на себя горячей водой. Пришлось её лечить. А четверка любителей – Юля, Августина, Настя и Инна тоже после бани прыгали в реку, но, как мне кажется, даже не успевали нагреться в бане – так часто прыгали в реку.

Вечером чистые, расчесанные, мы ели приготовленные Вовой шоколадные лепешки, ужинали, ставили палатки, пытаясь найти ровное место, борясь с конкурентами из других палаток. Почему-то в проигрыше оставалась палатка, где спали Саша, Данил, Августина и Настя – наверное, парням было все равно, на чем спать – кочках, ровном месте или в воде, если пойдет дождь, но пока дождя не было.

28.07. Встали по нашему режиму – в 6.40 дежурные, через час остальные, но это по сигналу, реально каждый по-своему, но вышли в 10.00. Сегодня идем почти до Таланджи через муравьиный лес. Такой план.

Час мы шли до пади с речкой, где надо было заправить все наши емкости водой – дальше дорога идет по хребту и воды нет. Сидим минут 20, затем начинаем подъём по дороге. Подъем не очень крутой, но нудный – постоянный. Выйдя на ровную дорогу на хребте, отдыхаем. На карте это место видно – дорога делает поворот налево и идет по хребту. Следующий ориентир – отворот боковой дороги вправо. Чуть дальше (по моей памяти), должно быть место, где нам надо уходить влево, чтобы попасть в лес, где очень много муравейников. Идем, проходим резкий поворот дороги направо – а налево нет даже намёка на просеку. Посчитав, что она заросла, я решаю идти дальше в Таланджу. Мы сели на привал на дороге в густом лесу, Вова нашел воду и у нас возникла мысль – а зачем идти дальше? Можно же заночевать и здесь, а в Таланджу прийти и позже, время у нас есть, тем более, что наступает время обеда. Так и сделали. Пока дежурные делали обед, наша возмутительница спокойствия Юля опять начали свои «песни» - а может, мальчики перейдут в другую палатку и т.д., на что получила жесткий ответ: «Нет». И тут Юля и Августина говорят: «Тогда мы будем спать без палаток». «Пожалуйста, но если выдержите» - говорю я, думая, что страх, комары и мошка сделают свое дело и девочки ночью вернутся в палатки. «А если ночью не придем, тогда вы купите нам по банке сгущенки» - говорят девочки. Я согласился, сгущенку все любят.

Такой бурной активности у девочек я еще не видел – они стали ставить тент, закрыли одну сторону другим тентом – получилась почти палатка с одной отрытой стороной, только шире. Принесли коврики, постелили их под тентом и легли, и вытянуть их оттуда мы уже не могли. Я в это время поставил свою палатку, затащил туда вещи, постелил – получилось как на диване, снизу мягкий мох толщиной сантиметров 20, коврик, спальник, в общем, хорошо. Рядом ставили палатку Данил и Никита, чуть дальше Вова. А Инна, как обезьяна из анекдота, бегала между палаткой и тентом и не знала, что делать – ей хотелось и спать в палатке, и с девочками. Но женская солидарность победила – она решила спать без палатки.

После ужина снова игра в мафию, а Вова, Марина и Данил под моим руководством обучались сложной и умной игре в кинг (дамский преферанс). Игра долгая, играли почти до темноты, а в темноте Вова решил пошутить – бросить бомбочку в костер. Проходя мимо игравших у костра в мафию ребят, он кинул бомбочку в костер и спокойно так сказал: «Ну что, повеселимся?» Ребята сначала не поняли, затем до них дошли и как бешеные белки, они бросились в сторону, причем все в одну. Через пару секунд бабахнуло, над костром поднялся столб красивых искр. Я снимал, а ребята потом долго вспоминали, как убегали – действительно, повеселились.

Скоро стало темно, все разошлись по палаткам. Где-то далеко загремело, затем постучало по тенту, но недолго (прошел небольшой дождь). Еще загремело, я вышел из палатки посмотреть, как устроились девочки, но вокруг был полный мрак, нечего не видно даже рядом, хотя в метре от меня светился гнилой корень. Мне как-то расхотелось идти к тенту девочек, я решил, что, если нет звуков, значит все нормально, и пошел спать.

29.07. Дождя ночью не было, а утром над нами неслись тучи. Я подошел к тенту девочек – они мирно спали, завернувшись в свои спальники. Конечно, без палатки они спали в тепличных условиях – комаров и мошки нет, тепло, мягко, но без палаток. Поднялись часов в восемь, стали готовить завтрак, собираться.

Вышли в 10.50. Пройдя по дороге минут 10, выходим к повороту дороги направо, а налево уходит широкая просека, зарастающая ельником высотой с человеческий рост. Мне сразу вспомнился предыдущий маршрут в этих местах, мы поворачиваем с хорошей дороги на тропинку по елкам и идем по ним километра полтора. Я искал отворот на дорогу, которая должна вывести нас на другую дорогу на Таланджу, но через лес муравейников. Не найдя отворота, бродим по лесу то вниз, то вверх и в 12.15 попадаем на нужную нам дорогу. Здесь Августина спрашивает меня: «Куда вела та дорога?» «В Таланджу» - отвечаю. «А эта?» «Тоже в Таланджу». «Так зачем же мы ушли с неё?» Здесь я не знал, что ответить – сказать, что мы специально усложнили маршрут, чтобы пройти через муравьиный лес, помучаться в тайге? Ответил просто: «Так надо было». А Августина еще несколько раз повторяла свой вопрос – ей было непонятно, зачем мы ушли с хорошей, ровной дороги и стали ходить по густому лесу и заросшей дороге, если оба этих пути вели в одно и то же место. Иногда и мне это непонятно.

Шли по густому ельнику, проходили множество муравейников высотой с человеческий рост, попутно поднялись на гору 986 метров, нашли чагу килограмма на 4, поделили её, начали спуск все по той же дороге, вышли на большую поляну, заросшую высокой травой. Здесь я ушел с дороги, посчитав, что она идет налево, а Вова ушел на разведку и увидел, что она шла прямо. Но пошли за мной, и уже через 10 минут дороги не было, шли без неё, а с 15.30 шли по ельнику вниз и искали воду – очень хотелось есть. Воду нашли в глубокой пади в 16.10, а набирали её 45 минут в слабеньком ручейке. Ребята повалились на мох – сильно устали.

После обеда вышли почти в 6 часов вечера. Идем по лесу, постепенно набирая высоту, чтобы перевалить в соседнюю речку. Кое-как перевалили и вышли на потерянную дорогу. Она сильно заросла, её видно в лесу. Проходим поляну с большой железной печкой – наверное, это остатки зимовья, которое здесь когда-то было. Отдыхаем, а через 10 минут выходим на дорогу Яурин –Таланджа со свежими следами бульдозера и идем по ней 40 минут, до места бывшей базы лесорубов. Конечно, базы давно нет, место сильно заросло, но его видно. Время 19.30, все устали, решаем здесь ночевать, ищем воду. Вода, как обычно, в луже, главное, не мыться в ней. Кое-как поставили палатки – земля твердая, колышки не лезут в неё, ломаются. После ужина Вова гонял ребят, чистивших зубы и мывших руки в нашей луже для питья. Да, культуры еще нет, нет соображения, что из этой же лужи будем утром пить, настолько привыкли к водопроводу. Вечером долго не сидели, хоть Юля опять пыталась долго «разговаривать».

30.07. Утром дежурные встали рано и что-то стали готовить. Когда еда была готова, они подняли всех на завтрак. Как разозлился Вова, когда увидел, что дежурные сварили пшеничную кашу на молоке! Сколько было сказано слов про дежурных! Вова, наверное, уже ощущал на языке вкус тушенки. К тому же, каша оказалась слегка подгоревшей, и Юля долго отмывала котел песком. Но большинству каша понравилась, даже немного с привкусом гари. Эту кашу Вова вспоминает до сих пор, а когда видит Сашу Царева, то всегда.

Всё утро над нами неслись рваные облака, было жарко и душно (хотя так было каждое утро). Но в этот раз, как только мы вышли, пошел дождь, сила которого все время увеличивалась. Достали зонтики (у кого они остались), накрылись накидками (у кого они были) и шли по дороге. Шли два часа, подходим к речке, а справа видна поляна, как вырубка. На карте это место именуется «база».  Посылаю Сашу и Данила в разведку по дороге налево, сам прохожу метров 200 до бугра, вижу железную дорогу. Жду разведчиков, но их не видно, а справа начинает греметь уже сильно и по всему горизонту. Сильно потемнело. Возвращаюсь к ребятам, говорю, что будет сильный дождь, нам надо прятаться под тент. Забираемся в кусты, натягиваем два тента, для нас и для рюкзаков, и в этот момент сверху полило. Греметь стало прямо над головой. Сыро, прохладно.

Чтобы не тратить время зря, решаем сразу и пообедать. Под дождем набрали каких-то дров, разожгли костер и сварили обед. За тентом раза три ливень становился то сильнее, да еще и сильным ветром, то слабее. Так прошло три часа, затем дождь почти прекратился и мы решаем выйти из своего укрытия и идти на берег реки Яурин. Идем по пути разведчиков, пересекаем железную дорогу и выходим на берег Яурина. Долго ищем хорошее место – нам надо и река рядом, и много дров, и место для рыбалки, и чтобы красиво. Нашли что-то похожее, но сначала это место показалось не очень – может, влияла обстановка – серые тучи, мокрые кусты, мы тоже не сухие. Я стал готовить место по палатку, стукнул по кустам ногой и сначала ничего не понял – удар в голову, боль, челюсть онемела. Затем, посмотрел на куст, который я сбил – там висело гнездо ос размером с детский мяч и над ним кружились штук 30 ос, и больших. Как повезло всем остальным! Решаю палатку поставить в другое место, поближе к воде.

Саша с Вовой быстро достают удочки, забрасывают, и, чудо! Саша достает ленка, около 1 кг! Вова и Саша начинают кидать с удвоенной силой, у Саши еще раз кто-то срывается, и это было все. А чуть позже Саша утопил свою блесну – и рыбы у нас больше не было. Вечером играем в карты, наша четверка в кинга, остальные в мафию или гадают. Этот процесс у девочек пользовался большим спросом, причем гадали они только на знакомых мальчиков, а их было не так много, и в конце процесса всегда получалась любовь. Девочки отказывались от неё, но как-то неуверенно, особенно Юля – у неё все время выпадал Саша.

31.07. Наступал день отъезда. Конечно, его ждали, но уже не так желанно, как в первые дни похода. Девочки привыкли к жизни в тайге. Утром спали, кто сколько мог. Я встал в 9 часов. Ночью все время шел дождь, но утром начало проглядывать небо. Начинаю делать завтрак и к 10.40 поднимаю всех на еду. Завтракаем, дежурные моют котлы, я забираю один для своего мытья, и еще два готовятся рядом. Когда вода нагрелась, иду на берег реки, мою голову, затем весь, затем брею свою бороду – это оказалось самым сложным. Когда вышел к палаткам, девочки меня не узнали, сказали, что я на кого-то похож. Затем мылись девочки, потом Данил. Вова пошел на рыбалку вдоль Яурина, Саша, Данил и Никита сходили на станцию, накупили шоколада и воды. В это время солнце уже было высоко, стало жарко и мы натянули 30 метров веревки, сушить свои постиранные вещи, а также спальники и коврики, которые всегда были влажные. Сушили тенты и палатки, чтобы уложить их в рюкзаки сухими – в общем, обычные хозяйственные дела. Ближе к вечеру девочки переоделись в чистую одежду, лежавшую в рюкзаках две недели специально для этого случая.

Поезд у нас был в два часа ночи, поэтому не торопились. Вечером сварили ужин, плотно поели, и в 9 часов вечера пошли на станцию. До неё было 2 км. – 40 минут идти. Рюкзаки снова тяжелые – сапоги упаковали, надеясь их больше не одевать. В 10 часов пришли на станцию Таланджа, все узнали, поставили отметку в маршрутную книжку, попросились в комнату ожидания, так как на улице нам показалось и холодно, и появилось множество комаров, к которым мы не привыкли. Ребята и девочки бегали то на улицу, то в комнату, а Никита испортился совсем – кроме того, что на любое замечание постоянно огрызался, так и ногами начал махать и ударил Наташу, делая вид, что не виноват. Пришлось снова чуть объяснить, кто прав, а кто нет. Мы же снова играли в кинга – как раз до прихода поезда. Во время такой игры время шло незаметно, только Данил стал медленно соображать. Его отправили побегать вокруг станции, но он вернулся бешеный, теперь его надо было успокаивать, иначе игра не шла.

Поезд пришел в 2 часа ночи, мы сели в вагон с сидячими местами и погрузились в полудрему – хотелось спать, но не спалось. Через час, в Кульдуре, я связался с оперативными дежурными МЧС Амурской области и ЕАО, передал, что все хорошо, мы едем домой. До этого момента связи не было.

01.08. Вышли мы из поезда на станции Теплое Озеро в пять часов утра. Стоит сплошной туман, темно. Решаю посидеть до света на станции. Там наши ребята разлеглись на сиденьях и задремали.

Ждал я часов до 6 утра – спать хочется, а для этого надо идти километра два до реки. Чуть рассвело, мы вышли по дороге в реке Бира. На карте одно, а в действительности эта дорога идет по болоту, везде вода, и на дороге уже через 300 метров мы столкнулись с такой лужей, которую не пройти в кроссовках. И пришлось нам доставать хорошо помытые и высушенные сапоги, одевать их и идти через лужи. К тому же комаров много, а мы не одетые, как надо и нас едят. В общем, настроение поганое. А тут еще дошли до реки, а проход к ней закрыт – это водозабор. Пришлось идти назад метров 600, перелезать через насыпь, спускаться в какой-то лесок с высокими мокрыми кустами и в этих кустах ставить палатки. Хорошо еще, что под кустами воды не было.

Никогда еще мы с Наташей и Юлей так быстро не ставили палатку. Как только натянули тент, сразу залезли в палатку и спать, отключились. Остальные сделали то же самое, и тоже быстро.

К 11 часам мне стало спать жарко – солнце светило на тент. К тому же мне стали звонить. Пришлось проснуться и вылезти. Состояние намного лучше, бодрее. Стал потихоньку собирать дрова, их оказалось вокруг много, развел костер. Понемногу к этому времени стали вылезать из палаток остальные. Сделали завтрак, а на обед и ужин надо было закупить продукты в Теплом Озере. В первую экспедицию в поселок пошли почти все, я остался. Экспедиция вернулась часа через два со всеми нужными нам продуктами и пятью банками сгущенки за ночевку – мужик сказал, мужик сделал. Сделали чай и девочки стали есть эту сгущенку.

Наташа просто ела, Инна ела как первый раз – с большой скоростью (как едят семечки), она макала хлеб в сгущенку и кидала в рот, затем еще и еще. Настя с Юлей ели помедленнее, а Августина вообще сделала всего одну небольшую дырочку и медленно посасывала свою сгущенку. В результате Наташе и Инне стало плохо, другие тоже стонали и клялись больше никогда не прикоснуться к сгущенке. (Я точно знаю, что уже через две недели это обещание Юлей было нарушено – она ела торт из сгущенки).

Ближе к вечеру стали собираться, вещи вроде-бы просохли, кроме моего тента и палатки – во время сборов внезапно пошел дождь и намочил и то, и другое, а все к этому моменту уже сложились. Сделали ужин, поели, даже те, кому было плохо, так как есть надо было, поезд в 12 часов ночи, и утром кормить не будем. В 22.00 вышли на станцию, снова подождали еще 2 часа и быстро сели в свой поезд. Все, поход закончился, мы почти дома.

 

02.08. Выспались хорошо – на белых простынях, от которых успели отвыкнуть. В 8.40 поезд прибыл на станцию Благовещенск. Уже издалека дети видели своих родителей и радостно кричали: «вон мои родители!». Встретили всех, даже меня, что не совсем обычно. Осталось доехать домой, стирать охапки своих грязных вещей – ведь поход не заканчивается, пока не постирана последняя вещь. До встречи на таежных тропах!